Артур Конан Дойл
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
Галерея
Вернисаж Шерлока Холмса
Афоризмы Дойла
Повести о Шерлоке Холмсе
Записки Шерлока Холмса
Романы
  Белый отряд
  Затерянный мир
  Страна туманов
  … Глава I. В которой специальные корреспонденты приступают к работе
  … Глава II. В которой описывается вечер в странной компании
  … Глава III. В которой профессор Челленджер высказывает свое мнение
  … Глава IV. В которой описываются странные занятия в Хаммерсмите
  … Глава V. В которой наши деловые партнеры переживают еще одно удивительное событие
  … Глава VI. Где читатель знакомится с характером и привычками преступника
  … Глава VII. В которой так называемый преступник наказывается по всей строгости английского закона
  … Глава VIII. В которой трое смельчаков встречаются с темным духом
  … Глава IX. В которой обнаруживаются вполне материальные явления
  … Глава X. De Profundis
  … Глава XI. В которой Сайлас Линден получает по заслугам
… Глава XII. В которой происходят взлеты и падения
  … Глава XIII. В которой в бой вступает профессор Челленджер
  … Глава XIV. В которой Челленджер неожиданно встречает необычного коллегу
  … Глава XV. В которой готовится капкан на крупного зверя
  … Глава XVI. В которой Челленджер испытывает самое сильное потрясение в жизни
  … Глава XVII. В которой туман окончательно рассеивается
  Торговый дом Гердлстон
  Приключения Михея Кларка
  Сэр Найджел
  Сэр Найджел Лоринг
Повести и рассказы
Ссылки
 
Артур Конан Дойл

Романы » Страна туманов » Глава XII. В которой происходят взлеты и падения

Глава XII

В которой происходят взлеты и падения

Институт Метампсихоза располагался во внушительных размеров здании на авеню Баграм, с подъездом, скорее напоминающим ворота феодального замка. Сюда поздно вечером и явились трое наших друзей. Швейцар проводил их в приемную, где их приветствовал лично доктор Мопюи. Выдающийся авторитет в области психологии, он оказался маленьким крепким человеком с большой головой; чисто выбритое лицо явно свидетельствовало, что в его обладателе чудесным образом сочетаются житейская сметка и чистый альтруизм. С Мейли и Рокстоном он говорил по-французски, но с Мелоуном переходил на ломаный английский, а тот пытался бормотать в ответ что-то по-французски. Доктор Мопюи выразил удовольствие от их визита в выражениях, на которые способен лишь истинный француз, в двух словах остановился на выдающихся способностях Панбека, галицийского медиума, а затем повел их в подвал, где должен был состояться эксперимент. Весь облик ученого свидетельствовал о глубоком уме и проницательности, так что даже люди, мало знающие его, понимали, насколько абсурдна версия о том, будто своими знаменитыми результатами он обязан всякого рода шарлатанам.

Спустившись по винтовой лестнице, они оказались в большой зале, напоминающей на первый взгляд химическую лабораторию: полки вдоль стен были уставлены колбами, ретортами, пробирками, весами и другими приборами. Впрочем, помещение было обставлено элегантнее, нежели обычная лаборатория, а в центре располагался массивный дубовый стол, окруженный удобными креслами. На одной из стен висел большой портрет профессора Крукса, рядом - портрет Ломброзо, а между ними - чудесная картина, изображавшая один из сеансов Эвзапии Палладино. Возле стола стояла группа людей, которые тихо переговаривались. Они были так увлечены разговором, что не обратили на вошедших ни малейшего внимания.

- Трое из них - столь же почетные гости, как и вы, - сказал доктор Мопюи. - Двое других - мои ассистенты, доктор Соваж и доктор Бюиссон. Все остальные - известные в Париже лица. Прессу сегодня представляет господин Фор, заместитель главного редактора газеты Матен.. Вам, должно быть, известен вон тот высокий темноволосый человек, похожий на отставного генерала... Нет? Это профессор Шарль Рише, наш досточтимый старейшина, - он проявил большое мужество, занимаясь нашим делом, хотя пришел к несколько иным выводам, нежели ваши, месье Мейли. Впрочем, это не окончательный результат. Не забывайте, что нам приходится проявлять осторожность, иначе у нас могут возникнуть неприятности с церковью, которая все еще очень влиятельна в нашей стране. Господин с аристократической внешностью и высоким лбом - граф де Граммон. Седобородый господин с головой Юпитера - Фламмарион, астроном. А теперь, господа, - сказал он, повысив голос, - если вы соблаговолите занять свои места, мы можем приступать.

Все расселись вокруг стола, наши англичане - поближе друг к другу. В одном конце возвышался большой фотоаппарат, на столике рядом обращали на себя внимание два цинковых ведра. Заперли дверь и отдали ключ профессору Рише. Доктор Мопюи поместился с краю стола; возле сел невысокий лысый человек средних лет, с усами и необыкновенно умным лицом.

- Возможно, кто-то из вас незнаком с месье Панбеком, - сказал доктор. - Позвольте мне его представить. Господа, месье Панбек любезно разрешил нам воспользоваться его удивительными способностями для научных целей, за что все мы бесконечно ему благодарны. Ему сорок семь лет, у него хорошее здоровье, хотя имеется предрасположенность к нейроартритам. Нами отмечены несколько повышенная возбудимость нервной системы и усиленные рефлексы при нормальном кровяном давлении. Сейчас его пульс - семьдесят два удара в минуту, но в состоянии транса достигает ста. На руках и ногах у него обнаружены сверхчувствительные зоны. Поле зрения и зрачковая реакция нормальные. Вот, пожалуй, и все, что я могу сообщить.

- Могу добавить, - подал голос профессор Рише, - что этот человек отличается как физической так и духовной чувствительностью. Панбек очень впечатлительный и эмоциональный человек, в душе он поэт и потому не лишен некоторых маленьких слабостей, если их можно так назвать, которыми, впридачу к таланту, наделен каждый поэт. Великий медиум - это то же, что и великий художник, и к нему следует относиться соответственно.

- Господа, мне сдается, он готовит вас к худшему, - с широкой улыбкой заметил медиум под одобрительный смех собравшихся.

- Мы собрались здесь в надежде, что замечательные мате-риализации, которые мы могли наблюдать в прошлый раз, появятся вновь, причем в таком виде, что мы сумеем получить объективное их изображение на снимке. - Доктор Мопюи говорил своим суховатым, лишенным эмоций голосом. - В последнее время эти материализации принимали крайне необычные формы, поэтому прошу собравшихся подавить в себе чувство страха, сколь странными они бы ни показались, поскольку нам в высшей степени необходима спокойная обстановка и здравый смысл. А теперь выключим верхний свет и оставим лишь очень слабую красную лампочку - до тех пор, пока обстоятельства не позволят нам усилить освещение.

Светом управлял со своего места сам доктор Мопюи. На мгновение все погрузилось во тьму, а затем в углу зажегся слабый красный огонек, позволявший разглядеть лишь смутные очертания людей за столом. Музыки не было, как не было вообще религиозного настроя. Переговаривались все шепотом.

- Разительно отличается от ваших английских сеансов, - сказал Мелоун.

- Да, весьма, - согласился Мейли. - У меня такое ощущение, что сейчас мы слишком беззащитны перед лицом того непознанного, что может явиться нам во время сеанса, а зря. Они не сознают опасности.

- Что же нас подстерегает?

- Видите ли, это все равно, что сидеть на берегу озера, не зная, что таится в нем, - безобидные лягушки или кровожадные крокодилы. Нельзя предвидеть хода событий.

Эти слова услышал профессор Рише, который блестяще владел английским.

- Я знаком с вашей точкой зрения, мистер Мейли, - вмешался он, - и не подумайте, что я не принимаю ее в расчет. Некоторые факты, свидетелем которых я сам был, заставляют меня оценить ваше сравнение относительно лягушек и крокодилов. В этой самой комнате я видел существ, которые, если привести их в ярость, сделали бы наши опыты крайне опасными. Я разделяю ваше мнение, что дурные люди, оказавшись среди нас, могут привлечь в наш кружок злых духов.

- Мне приятно слышать, сэр, что вы постепенно переходите на наши позиции, - сказал Мейли, поскольку он, как и другие, считал Рише одним из мировых авторитетов.

- Допустим, перехожу, но не беру на себя смелость сказать, что уже полностью их разделяю. Скрытые возможности воплощенного духа могут быть столь неожиданными, что бесполезно даже строить догадки относительно их пределов. Как старый материалист, я сражаюсь за каждую пядь земли, хотя должен признать, что уже оставил несколько рядов своих укреплений. Насколько я понимаю, мой выдающийся друг Челленджер все еще держит оборону на передовых рубежах.

- Да, сэр, - начал было Мелоун, - и все же я не оставляю надежды...

- Тише! - нетерпеливо воскликнул Мопюи.

Воцарилась полная тишина. Затем словно что-то беспокойно заметалось и послышался странный хлопающий звук.

- Птица! - раздался благоговейный шепот.

Снова наступила тишина, а затем вновь возникло некоторое движение и раздались нетерпеливые хлопки.

- У вас все готово, Рене? - спросил доктор.

- Все.

- Тогда снимайте!

Комнату озарила вспышка, и взорам присутствующих открылось удивительное зрелище: медиум склонился над столом, уронив голову на руки - он был явно погружен в транс, - а на его округлых плечах сидела огромная хищная птица, сокол или орел. На какое-то мгновение картина, словно на фотографии, застыла у всех на сетчатке, а затем вновь наступила темнота, если не считать двух красных лампочек, поблескивающих в углу, будто глаза какого-то злого демона.

- Ну и ну! - едва мог вымолвить Мелоун. - Вы видели?

- Крокодил из озера, - сказал Мейли.

- Но вполне безобидный, - добавил профессор Рише. - Эта птица уже не раз прилетала к нам. Она лишь хлопает крыльями, в чем вы сами могли убедиться, а в остальном активности не проявляет. У нас может появиться куда более опасный гость.

Вспышка света конечно же разрушила эктоплазму, и пришлось все начинать сначала. Прошло минут пятнадцать, как вдруг Рише тронул Мейли за руку.

- Не ощущаете ли вы какого-нибудь запаха, месье Мейли? Мейли принюхался:

- Да, конечно, - чем-то напоминает наш Лондонский зоопарк.

Страница :    << [1] 2 3 > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ч   Ш   Э   

 
 
     © Copyright © 2022 Великие Люди  -  Артур Конан Дойл