Артур Конан Дойл
 VelChel.ru 
Биография
Хронология
Галерея
Вернисаж Шерлока Холмса
Афоризмы Дойла
Повести о Шерлоке Холмсе
Записки Шерлока Холмса
Романы
  Белый отряд
  … Глава I. О том, как паршивую овцу изгнали из стада
  … Глава II. Как Аллейн Эдриксон вышел в широкий мир
  … Глава III. Как Хордл Джон нашел сукновала из Лимингтона
  … Глава IV. Как Саутгемптонский бейлиф прикончил двух бродяг
  … Глава V. Как в «Пестром Кобчике» собралась странная компания
  … Глава VI. Как Сэмкин Эйлвард держал пари на свою перину
  … Глава VII. Три приятеля идут через лес
  … Глава VIII. Три друга
… Глава IX. О том, что в Минстедском лесу иногда случаются странные вещи
  … Глава X. Как Хордл Джон встретил человека, за которым готов был бы пойти
  … Глава XI. Как молодой пастух стерег опасное стадо
  … Глава XII. Как Аллейн научился тому, чему сам не мог научить
  … Глава XIII. Как белый отряд отправился воевать
  … Глава XIV. Как сэр Найджел искал дорожных приключений
  … Глава XV. Как желтое рыбацкое судно отплыло из Липа
  … Глава XVI. Как желтый корабль сражался с двумя пиратскими галеасами
  … Глава XVII. Как желтый корабль прошел через риф Жиронды
  … Глава XVIII. Как сэр Найджел Лоринг посадил себе мушку на глаз
  … Глава XIX. Как спорили рыцари в аббатстве св. Андрея
  … Глава XX. Как Аллейн завоевал себе место в почетном цехе
  … Глава XXI. Как Агостино Пизано рисковал головой
  … Глава XXII. Как лучники пировали в «Розе Гиени»
  … Глава XXIII. Как Англия сражалась на турнире в Бордо
  … Глава XXIV. Как с востока прибыл странствующий рыцарь
  … Глава XXV. Как сэр Найджел писал в замок Туинхэм
  … Глава XXVI. Как три друга нашли сокровище
  … Глава XXVII. Как колченогий Роже попал в рай
  … Глава XXVIII. Как друзья перешли границы Франции
  … Глава XXIX. Как наступил для леди Тифен благословенный час прозрения
  … Глава XXX. Как мужики из леса проникли в замок Вильфранш
  … Глава XXXI. Как пять человек удержали замок Вильфранш
  … Глава XXXII. Как отряд держал совет вокруг поваленного дерева
  … Глава XXXIII. Как армия совершила переход через Ронсеваль
  … Глава XXXIV. Как отряд развлекался в долине Памплоны
  … Глава XXXV. Как сэр Найджел охотился за орлом
  … Глава XXXVI. Как сэр Найджел снял мушку с глаза
  … Глава XXXVII. Как белый отряд перестал существовать
  … Глава XXXVIII. Возвращение в Хампшир
  Затерянный мир
  Страна туманов
  Торговый дом Гердлстон
  Приключения Михея Кларка
  Сэр Найджел
  Сэр Найджел Лоринг
Повести и рассказы
Ссылки
 
Артур Конан Дойл

Романы » Белый отряд » Глава IX. О том, что в Минстедском лесу иногда случаются странные вещи

Глава IX

О том, что в Минстедском лесу
иногда случаются странные вещи

Тропа, по которой предстояло идти молодому клирику, тянулась через великолепный строевой лес, где гигантские стволы дубов и буков образовали во всех направлениях как бы длинные коридоры, а их ветви изгибались, словно своды величественного собора, возведенного самой природой. На земле лежал ковер зеленейшего и мягчайшего мха, усыпанного опавшими листьями, бодро пружинившего под ногами путника. Тропинкой этой, как видно, пользовались так редко, что она местами совсем исчезала в траве, и ее рыжеватая бороздка снова появлялась между стволами уже где-то далеко впереди. Здесь, в глубинах лесного края, было очень тихо. Безмолвие нарушалось лишь легким шелестом веток и далеким воркованием диких голубей, и только раз Аллейн услышал где-то в стороне веселый охотничий рог и резкий лай собак.

Не без волнения смотрел он на окружавшую его красоту, ибо, несмотря на уединенную жизнь в монастыре, он знал достаточно о былом могуществе его рода, знал и то, что когда-то власть его предков, бесспорно, распространялась на все эти земли. Его отец был чистокровным саксом и возводил свою родословную к Годфри Мэлфу, владевшему поместьями Бистерн и Минстед в те времена, когда норманны впервые ступили окованной железом ногой на английскую землю. Однако часть владений их семьи была отторгнута: в этом округе насадили леса, и он стал собственностью короля, другие земли были конфискованы за предполагаемое участие Мэлфа в неудавшемся мятеже саксов. И судьба предка стала прототипом для судьбы потомков. В течение трех веков их владения все сокращались, иногда в результате вторжения феодалов или самого короля, иногда вследствие пожертвований в пользу церкви, вроде того дара, с помощью которого отец открыл врата аббатства Болье для своего младшего сына. Так семья эта постепенно утратила свое значение, но у них все еще оставался старинный помещичий дом, несколько ферм и рощица, где можно было пасти сотню свиней - «sylva de centum porcis»<1>, - как писалось в старинных семейных бумагах. А главное, старший брат все еще мог держаться гордо, потому что оставался свободным владельцем земель, не подчиняющимся никакому феодальному властителю и ответственным только перед королем. Зная все это, Аллейн испытал легкую гордость довольно земного характера, впервые окидывая взглядом ту землю, с которой сроднилось столько его предков. И зашагал быстрее, весело крутя палку и озираясь на каждом повороте, в ожидании, что вот-вот появятся следы былого гнезда саксов. Но вдруг остановился, так как из-за дерева выскочил с диким видом какой-то человек, вооруженный дубинкой, и преградил ему дорогу. Это был свирепый силач-крепостной в шапке и куртке из недубленой овечьей шкуры и широких кожаных штанах до пят.

- Стой! - заорал он, замахиваясь тяжелой дубиной, чтобы подкрепить свое приказание. - Кто ты, и как ты смеешь так свободно разгуливать по этому лесу? Куда ты идешь и по какому делу?

- А ради чего мне отвечать на твои вопросы, приятель? - ответил Аллейн, насторожившись.

- Ради того, что твой язык может спасти твою башку, но где же это я видел твое лицо?

- Всего только накануне вечером мы встретились в гостинице «Пестрый кобчик», - отозвался клирик, вспомнив крепостного, который был так откровенен во вред себе.

- Клянусь пресвятой Девой, так и есть! Ты тот самый мальчишка-клирик, и ты еще сидел молчком в уголке, а потом стыдил музыканта. Что у тебя в суме?

- Ничего ценного...

- Откуда я знаю, что ты не врешь, клирик? Покажи-ка.

- Не покажу.

- Дурак! Да я могу разобрать тебя на косточки, как цыпленка! Забыл, что мы тут одни и до людей далеко? Хоть ты и клирик, разве это тебе поможет? Или ты хочешь лишиться не только сумы, но и жизни?

- Я ни с чем не расстанусь без борьбы.

- Борьбы, говоришь? Между петухом со шпорами и цыплаком, только что вылупившимся из яичка! Твою воинственность живо из тебя выбьют.

- Если бы ты попросил во имя милосердия, я бы сам дал тебе, что смог! - воскликнул Аллейн. - Но так - ни одного фартинга ты не получишь по моей доброй воле, а когда я увижусь с братом - он сокман Минстеда, - он сразу поднимет шум, слух о тебе пойдет из деревни в деревню, из округа в округ, и тебя, наконец, схватят как обыкновенного разбойника, потому что ты бич этих мест.

Изгой опустил дубинку.

- Брат сокмана? - проговорил он, задыхаясь. - Клянусь ключами святого Петра, да пусть бы лучше рука моя отсохла и язык отнялся, чем я бы ударил или изругал тебя. Если ты брат сокмана, тогда все будет в порядке, ручаюсь, хоть у тебя и поповский вид.

- Я брат ему, - повторил Аллейн. - Но если бы я не был им, разве это причина, чтобы убить меня на королевской земле?

- А я за короля и всех знатных господ яблочного зернышка не дам, - пылко крикнул крепостной, - столько зла я видел от них, и злом я отплачу им! Я верный друг своих друзей и, клянусь пресвятой Девой, жестокий враг тому, кто мне враг.

- Поэтому ты самый жестокий враг самому себе, - сказал Аллейн. - Прошу тебя, ведь ты, видимо, знаешь моего брата, так укажи мне самую короткую тропинку к его дому.

Крепостной только что хотел ответить, когда в лесу за их спиной пропел охотничий рожок, и Аллейн на мгновение увидел темный бок и белую грудь царственного оленя, промелькнувшего между дальними стволами деревьев. Через минуту из чащи выскочила стая косматых шотландских борзых - с десяток или полтора. Собаки бежали по свежему следу, опустив носы к земле и задрав хвосты. Когда они поравнялись с Аллейном, лес вдруг ожил и наполнился громкими звуками: топотом копыт, треском кустарника и короткими, резкими окриками охотников. Вплотную к стае собак скакали начальник охоты и псари, они гикали, торопя более вялых собак и подбадривая вожаков на том резком, полуфранцузском жаргоне, на котором говорили охотники и лесники. Аллейн все еще в удивлении глядел на них, слушая их громкие возгласы: «Ищи, Баярд», «Ищи, Померс», «Ищи, Лебри», - которыми они подгоняли своих любимых псов; но тут группа верховых, с треском ломая кусты, выскочила прямо к тому месту, где стояли он и крепостной.

Впереди ехал всадник лет пятидесяти - шестидесяти, загорелый, со следами многих боев и бурь. У него был высокий лоб мыслителя, а ясные глаза блестели из-под свирепо нависших бровей. Борода, в которой было уже много седых прядей, упрямо торчала вперед, выдавая страстность натуры, а удлиненное, с тонкими чертами лицо и твердо очерченный рот свидетельствовали о том, что среди троих это главный. Он держался прямо, по-солдатски, а в посадке была та небрежная грация, которая присуща людям, проводящим жизнь в седле. Будь он даже в обычном платье, его властное лицо и горящий взор выдали бы в нем человека, рожденного, чтобы править. А сейчас каждый, глядя на его шелковый камзол, усыпанный золотыми лилиями, на бархатный плащ, подбитый королевским горностаем, и на серебряных львов, украшавших сбрую его коня, безошибочно узнал бы в нем благородного Эдуарда, наиболее воинственного и могущественного в длинном ряду монархов-воинов, правивших англо-нормандским народом.

При виде короля Аллейн снял шапку и склонил голову, а крепостной сложил руки на своей дубинке, глядя отнюдь не с приязнью на группу дворян и свитских рыцарей, ехавших позади государя.

- На! - воскликнул Эдуард, натянув поводья своего мощного вороного - Le cerf est passe? Non? Ici, Brocas; tu paries anglais<2>.

- Где олень, балбесы? - спросил человек с грубым смуглым лицом, ехавший возле короля. - Если вы его спугнули и он побежал обратно, вы поплатитесь ушами.

- Он прошел вон у той разбитой березы, - ответил Аллейн, указывая рукой, - собаки бежали за ним по пятам.

- Ну, хорошо, - воскликнул Эдуард, снова по-французски; ибо, хотя и понимал по-английски, но так и не научился выражаться на столь варварском и корявом языке. - Даю слово, сэры, - продолжал он, повернувшись в седле и обращаясь к своей свите, - или я не знаю лесной охоты, или это был самец в шесть тинов и самый лучший из всех, каких мы сегодня подняли. Золотое изображение Губерта тому, кто первый возвестит о смерти оленя!

Он тряхнул поводьями и с громом ускакал, а рыцари в надежде выиграть королевский приз, припав к шеям своих коней, помчались вперед таким галопом, какого только могли добиться хлыстом и шпорой. Они ускакали по длинной зеленой просеке; мелькнули лошади, гнедые вороные и серые, всадники, одетые в бархат всевозможных оттенков, в меха и шелк, медные отблески на охотничьих рогах, вспышки ножей и копий... Задержался только один чернобровый барон Брокас; заставив коня сделать скачок, он очутился на расстоянии вытянутой руки от крепостного и вдруг стегнул его хлыстом по лицу.

- Шапку долой, пес, шапку долой, - прошипел он, когда монарх удостаивает взглядом такое ничтожество, как ты!


<1> Лес на сто свиней (лат.).
<2> Олень прошел? Нет? Сюда, Брокас - ты говоришь по-английски (франц.).
Страница :    << [1] 2 3 4 > >
Алфавитный указатель: А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ч   Ш   Э   

 
 
     © Copyright © 2017 Великие Люди  -  Артур Конан Дойл